История одной медали

Я - просто медаль. На монетном дворе
Была отчеканена я в серебре,
И штихелем высечен номер на мне,
Эмалью покрыта звезда.

В торжественном зале под сенью знамён,
Под грозный кремлёвский курантовый звон
Калинин, улыбкой благой умилён,
Вручил нас героям труда.

А после был празднично-яркий банкет,
Пришли журналисты с центральных газет,
И "Правда" по почте дошла в сельсовет, -
Читало по буквам село

О том, что земляк их, учитель простой,
Известный в округе своей добротой,
Пополнил советских ударников строй,
И кто-то сказал: "Повезло.

.."

Я помню: изба, патефон, рушники,
Закат у реки, журавлей косяки,
И в школе детишек босых у доски,
И песню как звонко поют,

И танцы, бывало, и в клубе кино,
Гармонь, самовар, самогон и вино,
И в галстуках красных шагало звено,
И мне посылало салют...

Но как-то свинтили меня с пиджака,
Погладила бережно чья-то рука,
И вновь, гимнастёрку одёрнув слегка,
Меня прикрепили на грудь.

Потом поцелуй, колыбель малыша,
И скрип уходящих сапог не спеша,
Бомбёжек сирены и треск ППШ,
Бросков изнуряющий путь.

И в чёрной воронке без ног старшина,
Осколком кому-то пробита спина,
"Орудие - к бою!" В ответ - тишина,
А сзади - лишь Родина-мать.

И траками щерится фриц впереди,
Хозяин с гранатою встал на пути,
А я всё была у него на груди,
Не дав ему права бежать.

И вот он, - разрыв, и учителя нет,
И четверо немцев ушли на тот свет,
А я же осталась на семьдесят лет
Забытая всеми в земле.

И всё... Тишина... Тишина, тишина...
И где-то вдали отгремела война,
И где-то идёт за весною весна,
И вновь посевная в селе...

Но вот над собой я услышала хруст, -
Пищанье детектора, сломанный куст,
И голос: "Цветмет" из мальчишеских уст,
И землю копнули штыком, -

И вот я на солнце. Блестит серебро,
Копатели радостно делят добро,
А кости собрали, сложили в ведро,
И сверху накрыли мешком.

И долго для тех безымянных костей
Шёл поиск в архивах пяти областей,
На номер медали - отписки властей,
Что им неизвестен такой...

Но имя нашлось... и обшарпанный дом, -
Квартира, в ней дед, он казался знаком,
Ну да! Я же помню его малышом
Тогда, перед самой войной.

Старик от волненья губу закусил,
И вдруг разрыдался, - уж не было сил,
Держал он меня, и о чём-то просил,
И "папой" меня называл.

Но что я отвечу? Я только медаль,
Мне чужды волнение, страх и печаль,
И мне никого совершенно не жаль, -
Я просто холодный металл...

Червонец с «британским акцентом»

В 1923 году была начата работа над новыми банковыми билетами достоинством 5 червонцев. Летом 1923 года художник-картограф В.Н. Андрианов выполнил эскиз этой банкоты.

За образец, при создании новых банкнот, был взят дизайн одной из самых стабильных валют того времени – английского фунта стерлингов. Оформление 5 червонцев концептуально копировало английскую банкноту номиналом 1 фунт стерлингов образца 1917 года с видом Лондона.

После составления эскиза началась работа над созданием печатных форм.

К весне 1924 года гравер П.С. Ксидиас вырезал доску для металлографской печати с видом Кремля. Однако, новая банкнота так и не была выпущена в обращение. Возможно, вмешались технологические трудности, возможно, сходство с фунтом было слишком очевидно.


Что же касается вида Кремля, то гравюра, выполненная Ксидиасом, впоследствии использовалась на проектах и пробных оттисках разных советских банкнот 1920 – 1940-х годов. Только в 1947 году вид Кремля, наконец, был использован на новой 100-рублевой банкноте, вышедшей в обращение. Однако, вид Кремля был незначительно «модернизирован» с учетом изменений, произошедших к тому времени в его облике.

Музей истории денег

Картина дня

))}
Loading...
наверх